Чтобы вы хотели сказать в День науки?

 

   Редакция «Академического проспекта» предложила директорам наших научных учреждений  ответить на  этот вопрос. Ведь профессиональный праздник – это прекрасная возможность затронуть те вопросы и проблемы, которые волнуют все академическое сообщество, от решения которых зависит будущее отечественной науки.

 

Геннадий Григорьевич МАТВИЕНКО, директор ИОА СО РАН:

– Коллектив института встретил новый 2013 год на волне оптимизма. Главным событием прошлого года для академической науки и конкретно для нашего института стало формирование и утверждение правительством Программы фундаментальных исследований государственных академий наук на период до 2020 года. В соответствии с задачами этой программы Президиумом СО РАН утверждены на четырехлетний период 2013–2016 гг. 12 базовых проектов Института, направленных на решение фундаментальных проблем оптики атмосферы, лазерной и акустической дистанционной диагностики окружающей среды, атмосферной спектроскопии. Что немаловажно, в начале года из федерального бюджета начали поступать плановые субсидии, направленные на поддержку наших проектов.

    Второе событие важного стратегического значения – присвоение Президиумом РАН Институту оптики атмосферы им. В.Е. Зуева СО РАН первой категории по итогам оценки результативности его деятельности в 2007–2011 гг. Этот почетный статус не только свидетельствует о том, что институт работает на достойном уровне и соответствует требованиям, предъявляемым Академией и Министерством образования и науки РФ, но и ставит перед коллективом задачу интенсификации атмосферно-оптических исследований.

 

Любовь Константиновна АЛТУНИНА, директор ИХН СО РАН:

- На мой взгляд, одной из значимых проблем, решать которую нужно на государственном уровне, является создание полноценных условий для широкомасштабного внедрения научных разработок. Раньше существовала хорошо отлаженная система взаимодействия институтов РАН с отраслевыми институтами. В 90-ые годы сильнее всего пострадала отраслевая наука, одной из целей которой и было осуществление опытно-промыщленных испытаний новых технологий и осуществление их промышленного внедрения.

Существовал целый ряд законов, стимулирующих промышленное внедрение всего нового. Например, расходы на НИОКР закладывались в себестоимость продукта; акцизы на нефть, добытую с помощью новых методов, были ниже. Сейчас же, к большому сожалению, отсутствует внятная государственная политика в этом направлении. Действующий сейчас 217 Федеральный закон имеет очень много недоработок и не может претендовать на то, что является эффективным механизмом стимулирования. Замечательна идея создания Технологических платформ по наиболее значимым направлениям, но пока их деятельность не принесла заметных результатов.

В институтах Томского научного центра СО РАН есть ряд хороших разработок, которые пока не могут выйти на стадию промышленного внедрения. Если говорить именно о химической промышленности, то на создание «пилотных» опытно-промышленных установок необходимы десятки, а то и сотни миллионов рублей. Ни государство, ни бизнес не берут на себя такие расходы, а без этого научная разработка не может уйти в промышленность. От того, насколько быстро будет найден эффективный механизм масштабного внедрения полученных научных результатов, зависит дальнейшее развитие отечественной науки и промышленности

 

 

Владимир Алексеевич КРУТИКОВ, директор ИМКЭС СО РАН:

 

- Будущее российской академической науки напрямую зависит от того, насколько успешно в ближайшее время решить вопрос привлечения и закрепления талантливой молодежи.

    В идеале молодого человека уже с 3 курса нужно вовлекать в исследовательскую работу, погружать в научную среду: это традиции Московского физтеха, старейших томских вузов. Благодаря этому, одаренный студент к окончанию университета может наработать хороший «багаж знаний», а потом довольно быстро – сделать хорошую научную карьеру, обрести свое имя в науке. Но для этого он нуждается в материальной поддержке: на одном энтузиазме далеко не уедешь! Выделение различных грантов и использование собственных внебюджетных средств не способно решить эту проблему  в государственных  масштабах. Необходим поиск иных механизмов, например, возможность более свободно распоряжаться фондом оплаты труда. В советское время такой опыт был. Могу привести свой личный пример. Будучи студентом 4 курса, я пришел в коллектив Михаила Всеволодовича Кабанова. Тогда помимо своей стипендии я получал еще и часть выделенной мне ставки техника, это позволило мне сконцентрироваться на исследовательской работе.

 

Член-корреспондент РАН Сергей Григорьевич ПСАХЬЕ, директор ИФПМ СО РАН, заместитель председателя СО РАН по инновационной деятельности и развитию научно-образовательных комплексов в научных центрах СО РАН:

Сегодня одной из наиболее значимых задач является кооперация академических институтов и университетов. Нельзя, как это подчас делается, противопоставлять друг другу академическую и вузовскую науку. Нет ни академической, ни университетской науки, но есть различные формы организации научных исследований. Каждая из них имеет свои сильные стороны. Академическая наука – это фундаментальные научные школы, складывающиеся на протяжении десятилетий: составляющие их научные коллективы имеют возможность посвящать исследованиям по 8-10 часов в день. Такое «погружение» непременное условие получения глубоких фундаментальных знаний. Что касается ведущих университетов, то без сомнения в них также сформировались сильные научные школы, но самое главное там есть прекрасная возможность воспитывать, отбирать и привлекать к научной работе талантливую молодежь. Разумная интеграция этих, да и не только этих сильных сторон, без сомнения, способна дать синергетический эффект.

Сибирское отделение РАН имеет положительный опыт такой интеграции. Так, Новосибирский государственный университет по праву считается неотъемлемой частью СО РАН, в Томске академическая наука всегда была генетически связана с вузовской. Хороший потенциал в плане кооперации с вузами есть у институтов других научных центров СО РАН.

Сегодня наиболее эффективной основой для сотрудничества может стать выполнение крупных проектов государственного масштаба. Так, Институт физики прочности и материаловедения СО РАН и Томский политехнический университет непосредственно вовлечены в создание космического аппарата нового поколения (многоразового использования). Такой альянс позволяет привлекать к исследованиям перспективных молодых ученых и совместно решать глубокие фундаментальные проблемы важные для одной из стратегических отраслей России.

 

Юрий Михайлович Максимов, заведующий отделом структурной макрокинетики ТНЦ СО РАН:

-  Серьезную тревогу вызывает такая проблема, как внедрение научных разработок. Есть попытки активизировать это направление в рамках инновационной деятельности, но оно, на мой взгляд,  развивается довольно слабо. Это связано с целым рядом причин: отъездом ряда ведущих ученых за рубеж, нехваткой современного оборудования, плачевным состоянием - развалом многих отраслей промышленности, зачастую с отсутствием заинтересованности бизнеса в инновациях. 
   Что касается ОСМ ТНЦ СО РАН, то у нас есть целый ряд интересных и перспективных в плане внедрения разработок: это пористые керамические материалы, азотированные сплавы, придающие стали необычайно высокие свойства, пигменты для красок, магнитные нанопорошки, предназначенные для медицины, в частности для направленного транспорта лекарственных средств по кровеносному руслу к опухоли.

   Сейчас ситуация все же начинается медленно меняться к лучшему. Большие надежды я связываю с созданием центров коллективного пользования, ученые получат возможность работать на современном оборудовании. Очень важно то, что для молодых сотрудников решается квартирный вопрос.

   Раньше и само служение науке воспринималось по-иному. Помню  годы учебы  в аспирантуре Института химической физики АН СССР у академика  А.Г. Мержанова. Как  интересно проходили семинары, которые проводили академики Я.Б.Зельдович и лауреат Нобелевской премии Н.Н.Семенов! На этих встречах  царила особенная атмосфера. И академиков, и  молодых сотрудников  - объединял один общий интерес - наука! Думаю, что задача нашего поколения передать эти традиции, накопленный опыт и знания молодежи.