Первый тайм проигран?

 

  РАН оказалась сейчас в ситуации былинного витязя, стоящего на распутье и читающего надпись на вещем камне: «направо пойдёшь – коня потеряешь, налево пойдёшь – себя потеряешь, прямо пойдёшь –  оба пропадете. Реформа стартовала, но ясности и определенности, внятных правил игры до сих пор нет. В информационном агентстве «Интерфакс-Сибирь» состоялась пресс-конференция с участием руководства Президиума Томского научного центра СО РАН, посвященная этой теме.

   Чл.-корр. РАН Николай Александрович Ратахин отметил:

- Сибирское отделение РАН сохранилось как юридическое лицо, но так как управление всем имущественным комплексом, всеми институтами отойдет в ведение Федерального агентства, то СО РАН становится чем-то вроде «клуба по интересам», наделенного экспертной функцией, необходимого для обсуждения каких-либо проблем и выработке решений. Соответственно, Томский научный центр СО РАН, тоже сохранившийся как юридическое лицо, становится чем-то вроде филиала этого клуба.

    В настоящее время на балансе Томского научного центра СО РАН как юридического лица находятся различные здания, земля, коммуникации.

- В этом секторе накопился ряд проблем, связанных с многолетним недофинансированием. У моего заместителя Александра Павловича Хузеева, досконально знающего Академгородок и его проблемы, есть свое видение, как можно было бы улучшить ситуацию, но на это требуются серьезные средства. Возникает вопрос: если на его место придет посторонний человек, станет ли лучше? Ответ не очевиден, тем более, что  многое  упирается в деньги. Только при нормальном финансировании возможно вовремя проводить капремонты, сохранять и улучшать имеющуюся инфраструктуру, - продолжил Н.А. Ратахин.

   Перед каждым отдельно взятым институтом встает теперь целый ряд вопросов: как федеральное агентство будет осуществлять управление его имуществом – зданием, помещениями, оборудованием? А краеугольным камнем, камнем преткновения, костью в горле является следующее: согласно закону, и директора будут назначаться агентством. Не трудно догадаться, к каким плачевным последствиям может привести то, если во главе института окажется не ученый, а управленец-хозяйственник.

- Реформа отнюдь не открыла нам Америки, во многих институтах действовала логичная, отлаженная система управления, взаимодействия директора и  ученого совета. Во главе угла оказывались лаборатории, активная деятельность самих завлабов, занимающихся поисками грантов, привлечением хоздоговоров, - отметил Николай Александрович.

    В одном из своих выступлений российский математик, академик А.Н. Паршин обвинил Министерство образования и науки в некомпетентном толковании зарубежного опыта. Например, во многих европейских странах большее значение имеет экспертная оценка научного сообщества, а пресловутый индекс Хирша, к которому так любят апеллировать реформаторы, является лишь дополнительным фактором. Нельзя свести все к количеству статей в престижных журналах. У академика Л.Д. Ландау за всю его жизнь вышло 57 статей: но разве этим определяется его вклад в науку? Однако реформаторы этого не понимают, а действуют очень быстро, не понимая сути проблем, а любыми предложениями ученых порой ловко манипулируют, искажая их смысл.

    -  Свой первый тайм в этой реформе Академия скорее проиграла, чем выиграла. С одной стороны, говорится, что академики и члены-корреспонденты РАН - это выдающиеся ученые, а с другой, этим законом они от науки отодвигаются. Многие научные коллективы переживают серьезный стресс: понятно, что в будущем всех научных центров – не только в Москве, но и в других российских регионах - коснутся сокращения штатов. Насколько значительными они будут: сказать пока не может никто,- отметил Алексей Борисович Марков, ученый секретарь Президиума ТНЦ СО РАН.

    В структуре РАН находятся не только научные учреждения, но и социальные, культурные. В Томском Академгородке это поликлиника, детский сад, Дом ученых. Их будущее в новом законе тоже ни как не прописано, и пока не понятно, в чьем ведении они будут находиться.

     Что можно прочитать между строк нового закона, какое будущее он готовит фундаментальной науке, не способной прямо завтра окупить вложенные средства? Вопрос остается открытым. Многое потеряет былинный витязь, но обретет ли он что-нибудь?

        

Ольга БУЛГАКОВА.