Детство. Из воспоминаний В.Е. Зуева

- Могу рассказать про свою бабушку. Я только что вернулся из родных мест и получил новую информацию о своей бабушке по отцу. Бабушка Дарья, так же как и дед, не имела никакого образования, но поражала всех своей внешностью, своей подтянутостью, своей фигурой, своим одухотворенным лицом. У нее сестра была - бабушка Анна. Отличалась теми же качествами, теми же свойствами. Но вот только сейчас во время этой поездки, я узнал, что вот эту интеллигентность, умение держать себя, следить за собой они обе получили, приобрели в молодом возрасте, работая служанками у некоторых состоятельных и культурных людей. Бабушка и дедушка - это были мои вторые наставники. Бабушку я считал второй мамой, а деда я считал своим первым отцом, если уж так раскладывать значения в моем воспитании, когда я был мальчишкой без мамы и отца. К сожалению, я не помню дедушку по материнской стороне. Что касается бабушки, она прожила долгую жизнь - 98 лет. Она была жива и когда мама ушла из жизни.

Школьные годы

Я, к сожалению уже не помню всех фамилий. Но хорошо помню, что старшие классы у нас вел Николай Михайлович Анисимов. Вот его я помню - математик. Ну, ярчайшая личность. Я был так увлечен математикой, что на его уроках я весь был поглощен математикой. И не только я, а многие мои одноклассники. Кстати сказать, когда мы учились уже в 10-м классе, его вдруг арестовали. При этом тихо, спокойно. Арестовали, и все. И через 4 месяца он оказался на свободе, и первое, что он сделал - пришел в наш класс с таким виноватым видом и спросил, а как бы мы посмотрели, если бы снова он стал у нас вести математику. Разумеется, что в один голос мы все с восторгом закричали, что, да!

Изумительнейший географ был по фамилии Терехов. Имя, отчество я не помню. Это был человек, который много путешествовал в своей жизни. Он уже был преклонного возраста. Ему было явно за пятьдесят. Он был за границей. Эрудит. Личность. Или, скажем, Алексей Яковлевич Русинов. Я его запомнил. Он приехал к нам в шестом классе, когда я учился. Сделал первый диктант. Большой класс - было три тройки и остальные двойки. До этого русский язык преподавала местная учительница. Я ее страшно (вредная была такая) не любил. Вот из этих трех троек одна была моя. И надо сказать, что за шестой - за один шестой класс (он преподавал и русский язык, и литературу) он нас сделал грамотными. Но самое яркое впечатление от него осталось (это относится и к интересным людям). Но в контексте я о нем, как об интересном человеке сказал. У меня был школьный друг Митя Стаханов. Очень серьезный ученик. В первых рядах. Особенно по математике. И когда Алексей Яковлевич появился у нас, он готов был вести литературный кружок. И мы с Митькой пошли. Двое нас всего оказалось желающих. И пошли к нему на квартиру, а жил он в домике рядом со школой. Буквально пятьдесят метров от школы. Конечно, квартира была неблагоустроенная. Тогда вообще понятия "благоустроенная квартира" не существовало. По крайней мере, я в Томске после демобилизации в 1946 году поступил в университет и в то время в Томске ни одной благоустроенной квартиры не было. Первые благоустроенные квартиры были построены в 56-57 году. Я хорошо запомнил, что он мне показал, нам, вернее, показал фотографию, где-то девять на двенадцать, Первого съезда Союза писателей. И самый правый, если смотреть на фотографию верхний ряд - он - молодой совсем человек. Тогда мы такого вопроса не задали и дальше не задавали, потому что не получилось. Причем на фотографии сидело человек тридцать. Так вот я не знаю, был он писателем, не был писателем, но то, как он преподавал литературу - это просто трудно себе вообразить. Все полагающиеся произведения по программе, в особенности, скажем, пьесы, он читал вслух. И у него был свой язык, своя интонация. Я имею в виду и тембр голоса, в том числе и частота. Мужская роль - мужской голос, женская роль - женский голос. Притом разные женские и разные мужские. Причем это однозначно. Можно закрыть глаза, и если он заговорил, ага! - это заговорил тот, тот, тот. На всех его уроках муха пролетит, можно было услышать. Такой потрясающий, зажигательный интерес он создавал для учащихся. А начал - что-то тридцать с чем-то двоек и три тройки. Явно сильные были учитель физики, учитель литературы в более старших классах (почему-то Алексей Яковлевич после восьмого не преподавал, не помню сейчас, он шестой-седьмой у нас вел). После первого нашего кружка я пришел и начал писать рассказ. Так он заражал учащихся.


Восьмой класс Качугской средней школы