Наука вчера, сегодня и завтра

Трудно переоценить роль науки в век научно-технического прогресса. Эта роль, прежде всего, определяется результатами фундаментальных исследований и их практическим применением. В качестве примеров, подтверждающих эту мысль, следует назвать США и Японию. В первой из этих стран сразу после окончания второй мировой войны политика правительства была сконцентрирована на развитии фундаментальной науки и ее приложениях во всех сферах жизни с соответствующим богатым финансированием из бюджета страны.

Благодаря именно такой политике, которая остается неизменной и до сих пор, США стали бесспорной лидирующей мировой державой. Одним из важных компонентов этой политики является поиск талантливой молодежи и создание для нее наилучших в мире условий. Именно благодаря этой политике многие молодые талантливые россияне в период так называемой перестройки в нашей стране переехали в США.

Если США вышли из второй мировой войны победителями прежде всего за счет огромных жертв СССР, то Япония, как известно, потерпела в этой войне сокрушительное поражение. Несмотря на этот бесспорный факт, мы являемся свидетелями японского чуда, которое можно объяснить исключительно огромным вниманием руководства страны к науке и использованию ее результатов на практике.

На первом этапе развития Японии после войны она практически не имела сколько-нибудь значимой фундаментальной науки. По этой причине страна широко использовала покупку патентов и лицензий и одновременно начинала активно и результативно развивать свою собственную фундаментальную науку и эффективно использовать ее результаты на практике.

Науке в СССР в предвоенный период со стороны партии и правительства бесспорно уделялось огромное внимание, однако оно прежде всего было направлено на укрепление обороноспособности страны. По этой причине и фундаментальная наука и ее эффективное применение на практике были однобокими со всеми вытекающими из этого последствиями.

Наука вчера

Начнем с общей оценки указанного периода развития страны с точки зрения роли науки и ее места в научно-техническом прогрессе. Прежде всего подчеркнем то обстоятельство, что соответствующих постановлений центральных органов было вполне достаточно, однако их эффективность оставляла желать много лучшего. Причины этого были связаны, с одной стороны, с декларативностью этих постановлений, с другой стороны, с отсутствием реального механизма их выполнений. Автор убежден в том, что если бы можно было преодолеть эти трудности, не было бы никакой необходимости объявленной М.С. Горбачевым перестройки.

В таких условиях наука развивалась сама по себе, а производство фактически не было заинтересовано в использовании результатов фундаментальной науки, в том числе и потому, что промышленные предприятия должны были следовать рекомендациям отраслевых институтов, которые в большинстве случаев были слабо связаны с фундаментальной наукой.

Практически не существовало системы стимулирования широкого использования передовых результатов фундаментальной науки. Более того, применение инноваций могло помешать выполнению производственного плана и лишить коллективы премий. Министерства и ведомства прежде всего были заинтересованы в выполнении производственного плана. Приведу один пример, иллюстрирующий сказанное. В Институте оптики атмосферы была разработана оригинальная лазерная система посадки самолетов в условиях отсутствия видимости стандартных ориентиров, например при туманах или низкой облачности. Система была испытана в Томском аэропорту в 1975 г. как гражданскими, так и военными летчиками. В частности, была проведена посадка самолета ночью с выключенными огнями взлетно-посадочной полосы и закрытой черным бархатом панелью управления самолетом, который надежно приземлился с высокой точностью. Был рассчитан ожидаемый экономический эффект от внедрения нашей системы в десяти крупнейших аэропортах. Он оказался равным 100 миллионам рублей в год.

В 1978 году система прошла испытания параллельно с другой системой в аэропорту Борисполь (Киев) и также показала высокую эффективность. Кстати, председателем Государственной комиссии был маршал авиации дважды Герой Советского Союза Е.Я. Савицкий, отец космонавтки С. Савицкой. Но наши попытки доведения этого проекта натолкнулись на отказ Министерства электронной промышленности и радиопромышленности СССР и соответствующих заводов взяться за разработку и серийное производство этих надежных лазеров, хотя за рубежом такие лазеры уже производились серийно.

И все же наука в этот период была наиболее престижной отраслью, достаточно высоко финансируемой из государственного бюджета. Были сформированы научные школы, признанные во всем мире, руководители получали звания лауреатов Нобелевской премии, например, академики А.М. Прохоров, Н.Г. Басов, Н.Н. Семенов и другие, ряд выдающихся ученых были удостоены звания трижды Героев Социалистического Труда, среди них академики М.В. Келдыш, А.Н. Сахаров, А.П. Александров, Я.Б. Зельдович. У нас не было никаких проблем в привлечении наиболее талантливой молодежи, которая сама стремилась проявить себя прежде всего в науке. Мне также хотелось бы сказать добрые слова об условиях развития науки в те времена в нашем городе Томске, в особенности в период, когда первым секретарем Томского обкома КПСС был Ю.К.Лигачев, а затем его ученик В.И.Зоркальцев. Именно в этот период наступил настоящий расцвет науки, были созданы и получили развитие Томский филиал СО АН СССР, ныне Томский научный центр СО РАН, Томский научный центр Академии медицинских наук, сильно укрепились вузы и их НИИ, в Томске достаточно эффективно работал научно-координационный совет при Томском обкоме КПСС, в который входили первые руководители всех научно-исследовательских институтов города, а также проректоры по науке всех вузов. За эти годы была создана уникальная материальная база фундаментальной и прикладной науки, в особенности в Томском научном центре СО РАН, где мы имели лучшие в СО РАН возможности для решения научно-технологических проблем и лучшие условия для нормальной жизни людей, работающих в институтах, и их семей.

Наука сегодня

Не разобравшись в причинах нынешнего тяжелейшего состояния России и ее фундаментальной науки, мы не сможем создать оптимальный сценарий хотя бы стабилизации ситуации в ближайшее время, не говоря уже о дальнейшем развитии. Подчеркнем, что в последние несколько лет, прежде всего по инициативе Российской академии наук, проблемы устойчивого развития страны многократно обсуждались на соответствующих научных форумах с участием представителей руководящих органов государства.

Итак, что же мы имеем сегодня в России? Мне кажется, что никто в стране, включая президента Российской Федерации и премьер-министра, а также парламент, не знают, какое общество мы строим? По этой причине мы и не имеем соответствующего сценария дальнейшего развития, но зато налицо спад производства, разграбление богатейших природных ресурсов, расцвет монополизма, необузданный рост цен, резкая поляризация общества, разгул преступности, игнорирование предложений ученых и т.п. Прежде всего, остановимся на проблеме безмозглой приватизации, удачно названной писателем Солженициным "прихватизацией". Ведь, по сути дела, по дешевке покупаются акции коллективом предприятия, поскольку по себестоимости ни один коллектив не в состоянии выкупить свою недвижимость. Добавим при этом, что эта недвижимость создавалась не коллективами предприятий, а всем народом страны! Одновременно предполагается, что каждый рабочий будет чувствовать себя хозяином и начнет работать на себя. Но ведь это же нонсенс! С другой стороны, акции по дешевке скупаются зарубежными фирмами, и их контрольный пакет может оказаться в руках этих фирм, более того, уже оказывается! Но тогда это равносильно потере экономической независимости страны! А чего стоят невероятно раздутые за счет налогоплательщиков управленческие штаты, начиная с аппарата президента страны, и кончая всеми ранее не существовавшими структурами (налоговая инспекция, налоговая полиция, многочисленные таможни, руководителям коих направо и налево раздаются генеральские звания), штаты далеко не всегда оправдывающих своего назначения коммерческих банков, страховых компаний, ярким примером которых можно назвать компании по обязательному медицинскому страхованию, собирающие довольно крупные суммы денег, значительная часть которых идет на непомерные зарплаты их руководителям и штатному персоналу, а не по назначению. Коренным образом повсеместно изменились титульные списки по капитальному строительству, на первом месте в которых сейчас стоят не объекты промышленности и сельского хозяйства, науки и образования, социального назначения, в том числе жилья, а возводятся в основном дворцы банков, налоговых инспекций, налоговых полиций и других богатых за счет налогоплательщиков ведомств. По имеющимся данным в Москве сконцентрировано 85% финансовых средств страны, строятся сверхдорогие объекты, в то время как практически на территориях всех субъектов Федерации капитальное строительство агонизирует.

Цены на товары повседневного спроса населения уже достигли мировых, а в ряде случаев превышают их, однако заработная плата в бюджетных учреждениях в десятки раз меньше, чем в западных странах. Несколько слов о демократии и демократических реформах. И демократию, и демократические реформы, к сожалению, мы можем воспринимать пока только как лозунги, поскольку для демократии нужен порядок в обществе, а его у нас нет.

Принято довольно много законов Российской Федерации, но они не работают. Сегодня практически бесполезно обращаться и физическим, и юридическим лицам в любые инстанции, чтобы добиться справедливости. О науке пойдет речь ниже, однако здесь нельзя не сказать, что ни президент Российской Федерации, ни правительство страны не реагируют на предложения ученых, регулярно направляемые им официально в письменной форме. Как правило, на них не поступает никаких ответов. Далее перейдем к проблемам науки, подчеркнув прежде всего, что без фундаментальной науки у страны, в принципе, не может быть будущего. В самом деле, фундаментальная наука создает основу научно-технического прогресса, поскольку она призвана добывать новые знания во всех областях, без которых не может быть прогресса ни в самой науке, ни в промышленности, ни в сельском хозяйстве, ни в народном образовании, здравоохранении и всех других направлениях жизни и деятельности общества.

Главное условие, при котором могут эффективно добываться новые знания - это непрерывый научный поиск. Если это условие не выполняется, то фундаментальная наука неизбежно начинает отставать в своем развитии. Вторым важнейшим условием прогресса фундаментальной науки являются ее кадры, которые должны непрерывно пополняться за счет талантливой молодежи. И наконец, третьим фактором является материальная база науки, которая в современных условиях не должна отставать от соответствующих потребностей ее модернизации и своевременного обновления. Понятно, что эти три условия могут выполняться при соответствующем финансировании фундаментальной науки. Главным "поставщиком" новых знаний бесспорно являются прежде всего институты Российской академии наук, а также вузы и институты Российской академии медицинских наук, Российской академии сельскохозяйственных наук, Российской академии образования, Российской академии архитектуры и строительства и, наконец, крупные институты отраслей промышленности, например такие, как Курчатовский институт, ЦАГИ, ГОИ и др.

К сожалению, все указанные поставщики новых знаний сегодня получают финансирование из бюджета страны, которого не хватает даже на выплату скудной зарплаты, на оплату энергоносителей, не говоря о других многочисленных расходах. Таким образом, можно констатировать, что ни одно из указанных выше трех условий не выполняется. И если те или другие институты не имеют дополнительного к базовому бюджету финансирования, то фундаментальная наука в них умирает со всеми вытекающими из этого последствиями, включая отток ученых за рубеж, уход в коммерцию и т.п.

Следовательно, для выживания фундаментальной науки в стране, если ее президент, правительство и парламент не осознают грядущую катастрофу, необходимо принятие экстренных мер. В противном случае выживут только те институты, в которых умеют добывать дополнительное по сравнению с мизерным бюджетом, финансирование из всевозможных достойных источников, например из зарубежных фондов, из Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), грантов по государственным научно-техническим программам; грантов от участия в двухсторонних договорах с зарубежными партнерами, если программы их договоров входят в официальные межгосударственные программы о научно-техническом сотрудничестве; валютных контрактов; хозяйственных договоров; издательской деятельности; профессиональной коммерческой деятельности и т.п.

Отдельно следует сказать о проблеме талантливой молодежи в науке. Сегодня она находится на недопустимо низком уровне, во-первых, из-за недостаточного бюджетного финансирования фундаментальной науки, во-вторых, в связи с тем, что наука стала для молодежи одной из мало престижных областей, в основном из-за отсутствия перспектив достойного заработка и прежде всего из-за отсутствия жилья.

В современных условиях ситуация в науке усугубляется в связи с тем, что из нее уходит прежде всего наиболее талантливая часть ученых, инженеров, управленцев, и притом в молодом возрасте. Это чрезвычайно опасная тенденция. Если ее развитие не приостановить, то катастрофа в науке будет развиваться еще более ускоренными темпами.

На мой взгляд, положение можно спасти, во-первых, продуманно сокращая численность работающих во всех институтах без сколько-нибудь значительной потери элитных кадров; при этом сокращение ни в коем случае не должно быть по приказу сверху, а по инициативе самих институтов и с учетом всех особенностей в каждом из них. И, во-вторых, повышая уровень финансирования институтов хотя бы для начала не менее чем в полтора раза с индексированием, обусловленным инфляцией. Обратимся к проблеме конверсии оборонной промышленности, начатой Горбачевым с грубейшими ошибками, без всякой подготовки, и приведшей к снижению обороноспособности страны и числа научных разработок, поскольку оборонным отраслям обвально сократили финансирование, что незамедлительно сказалось и на науке, так как если не все, то по крайней мере большинство элитных институтов Академии наук и высшей школы активно участвовали в соответствующих программах. Приведем в качестве примера Институт оптики атмосферы СО РАН, который до 1988 года был одним из наиболее богатых институтов АН СССР, достаточно сказать, что 1988 год институт завершил с годовым бюджетом 4 млн. руб. при численности работающих 1000 человек и годовым объемом хозяйственных договоров в 21 млн. руб., что позволило, как и в предыдущие годы, полностью профинансировать все заказы СКБ "Оптика", в котором численность работающих составляла 900 человек.

В связи с непродуманной кампанией по конверсии в первую неделю 1989 года объем договоров обвально сократился в 6 раз а в течение всего года еще в 4 раза. Таким образом институт оказался в катастрофическом положении. Однако благодаря принятым мерам он выжил. Среди этих мер прежде всего назовем постепенное сокращение численности сотрудников (при этом практически без потерь элитных кадров), за 4 года на 40%, т.е. до 600 человек, и начиная с 1993 года она практически не меняется, а результаты фундаментальных исследований на одного ученого с 1993 года и по настоящее время даже возросли. Так, например, в 1992-1998 годах в институте защищены 23 докторские диссертации, заметно возросло в расчете на год количество опубликованных статей в ведущих журналах в России и в особенности за рубежом. Аналогичная ситуация и с научными докладами как в России, так и за рубежом. Что касается повышения уровня финансирования науки, то в последние годы оно не только не повышается, а наоборот, снижается и при этом катастрофически, если сравнивать наши бюджеты с бюджетами передовых стран мира. Приведу некоторые цифровые показатели 1995 года. Речь идет об общих бюджетах за этот год России и других 5 крупнейших стран на основе данных, которые были названы на форуме лиги защиты оборонных отраслей страны, прошедшего в Москве 22 февраля 1996 г. Согласно этим данным бюджет России был 91 млрд. американских долларов, в то время как бюджет США превышал российский в 19 раз, а бюджеты Франции (268), Англии (374), Германии (300) и Италии (406) превышали наш бюджет в 2,5 - 4,5 раза.

Таким образом, если судить по этим цифрам, то Россия уже далеко не Великая страна. В чем дело, что случилось с ней за короткое время? Здесь мне придется обратиться в Всероссийскому семинару по проблемам науки и ее развития, проходившему в Новосибирском Академгородке в сентябре 1996 года. Мне очень понравился доклад председателя Комитета по науке Госдумы Российской Федерации И.И.Меньшикова, смелый, открытый и содержательный. В частности, он привел данные финансирования науки в законах о бюджете за последние три года, они впечатляют, если говорить о росте соответствующих процентов на науку от доходной части бюджета. Одновременно с этим он привел данные о выполнении этих цифр в законах о бюджетах 1993, 1994 и 1995 гг., показывающие столь же стремительный спад выполнения бюджетов. Второй интересный факт: в бюджете 1995 г. на войну в Чечне было заложено 1,5 триллиона рублей, а израсходовано более 13 триллионов, при этом докладчик добавил, что никто не знает, куда ушли эти деньги.

В моем выступлении в дискуссии я задал вопрос, почему мы периодически информируемся о плохом сборе налогов, но ничего не знаем, куда расходуются огромные валютные средства от продажи газа, нефти, алмазов, золота и других природных ресурсов, какая часть из них отчисляется в бюджет? И.И.Меньшиков незамедлительно дает справку о том, что в бюджет из этих сумм идет 10%. На мой вопрос, куда же идут остальные 90%, он ответил, что они идут физическим лицам! Мой последний вопрос был риторическим и звучал так: почему эти физические лица сидят не там, где им положено сидеть по закону? Нетрудно понять, что пока не будет покончено в России с крупномасштабной коррупцией, а это может произойти только при соответствующей ответственности за судьбы России президента страны с его огромным аппаратом и правительства державы, а также ее парламента, Россия будет все стремительнее превращаться в крупнейшую за всю историю и богатейшую колонию со всеми вытекающими трагическими последствиями для нашей Родины. Анализ сегодняшней ситуации в нашей стране не вселяет надежды на существенное улучшение положения, несмотря на пустые заверения наших правителей. Так, например, якобы активный нажим на правительство со стороны Государственной Думы в связи с обсуждением бюджета на 1997 год ничего не дал. Опубликованная цифра этого бюджета мало чем отличается от бюджетов прошлых двух лет, а это значит, что крупномасштабное разворовывание России будет продолжаться и далее.

Если говорить о процентах от расходной части бюджета страны на финансирование науки, то они заметно ниже ранее определенной в законе цифры в 4%, да и эти деньги не получает наука, как это было в прошедшие годы.

Таким образом, президент, правительство и парламент Российской Федерации оставляют науку на произвол судьбы, да и не только науку, но и всю страну, исходя из известной пословицы "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих".

Наука завтра

Во все времена и во всех государствах фундаментальная наука финансировалась из государственного бюджета. До объявленной М.С. Горбачевым перестройки этот порядок существовал и в нашей стране. И наивно предполагать, что наша фундаментальная наука сможет выжить без государственной дотации, которая, естественно, прямо зависит от бюджета страны. Однако в нынешней ситуации в стране трудно рассчитывать на то, что наука в ближайшие несколько лет будет получать бюджет, обеспечивающий ее минимальные потребности. Поэтому пока российский бюджет будет нищенским, во весь рост стоит вопрос о поисках дополнительных источников финансирования в каждом научном коллективе и прежде всего в институтах Российской академии наук, включая родное Сибирское отделение РАН.

Подчеркнем, что директорский корпус в СО РАН имеет достаточно богатый опыт с точки зрения добычи дополнительного финансирования достойными методами. Дело в том, что до перестройки базовые бюджеты институтов СО РАН в 2-3 раза в удельных показателях были меньше бюджетов московских институтов Академии наук. Этот неоценимый опыт работает на нас и все годы после начала перестройки. Вопрос сегодня стоит о еще более эффективном использовании этого опыта в настоящее время. Выше я уже подробно перечислял достойные методы зарабатывания денег, обеспечивающих сохранение элитных кадров, материальной базы. И сегодня речь идет о еще большей активности в этом направлении в большинстве институтов. Я полагаю, что мы еще не достаточно развили свою деятельность по взаимодействию с нашими замечательными вузами города, хотя прогресс уже наметился. Я имею в виду уже принятое в верхах решение о первоочередном создании объединения, в котором при головной роли Томского государственного университета будут активными членами академические институты при определенном дополнительном целевом финансировании.

Далеко не исчерпаны наши возможности участия институтов в решении актуальных проблем региона на взаимовыгодных условиях. Считаю целесообразным создание некоторого координационного органа при губернском управлении, который был бы представлен авторитетными организаторами науки, а также достойными представителями администрации области.

Должна также усилиться кооперация институтов при решении крупномасштабных междисциплинарных программ, создаваемых президиумом СО РАН и в более широких масштабах. Не достаточно используются возможности заработка денег, связанных с международной деятельностью институтов как на основе прямых валютных контрактов, так и по официальным двухсторонним соглашениям в рамках существующих межгосударственных программ научно-технического сотрудничества Российской Федерации с другими зарубежными государствами.

Итак, я убежден, что фундаментальная наука не сможет выжить при совершенно нищенском государственном бюджете и, быть готовой к дальнейшему выполнению благородных и важнейших функций. Но, будучи оптимистом по натуре, я верю в светлое будущее и России, и ее фундаментальной науки.