Создание Томского научного центра СО АН СССР (ныне РАН)

Создавая первый Томский академический институт и будучи вначале представителем президиума СО АН СССР в Томске, а затем и председателем президиума Томского научного центра СО АН СССР, я отдавал себе отчет в том, что мой институт несомненно будет иметь перспективы комплексного развития только в условиях существования ряда других институтов центра. По этой причине уже при создании Института оптики атмосферы в его состав были включены подразделения "на вырост" в самостоятельные институты.

Именно в недра Института оптики атмосферы входили лаборатории электроники и физики прочности, выросшие в отделы, и на их основе созданы Институт сильноточной электроники и Институт физики прочности и материаловедения, директора которых - профессор Геннадий Андреевич Месяц и профессор Виктор Евгеньевич Панин - были заместителями директора Института оптики атмосферы по науке, а затем избраны членами-корреспондентами и академиками. Следует подчеркнуть, что именно Институт оптики атмосферы, Институт сильноточной электроники и Институт физики прочности и материаловедения составляют в настоящее время основное ядро Томского научного центра СО РАН. Мало того, именно эти институты выросли как на дрожжах, постоянно подпитываясь талантливыми выпускниками Томского государственного университета, Томского политехнического института и Томского института систем управления и радиоэлектроники (ныне университеты).

ИХН СО РАН ИСЭ СО РАН
ИФПМ СО РАН ИМКЭС СО РАН

Четвертый академический институт - Институт химии нефти. В начальной фазе своего развития он руководился варягами и не имел в этот период сколько-нибудь значимых результатов. Однако он начал быстрыми темпами набирать силу, когда его директором стала выпускница химического факультета Томского государственного университета, профессор Томского политехнического института Екатерина Егоровна Сироткина, а затем ее сменила профессор Любовь Константиновна Алтунина. На их долю выпали трудные годы так называемой перестройки, но к их чести будет сказано, что в этот период они твердо стояли на ногах.

И наконец, пятый Институт Томского научного центра - это Институт оптического мониторинга, созданный недавно на базе Конструкторско - технологического института "Оптика" (бывшего СКБ "Оптика"). Его возглавляет мой ученик член-корреспондент РАН Михаил Всеволодович Кабанов.

В заключение этого раздела следует сказать о той трудной и ответственной роли, которая всегда достается первооткрывателям. Речь идет о целом ряде обязанностей, которые выполнял только Институт оптики атмосферы. В первые годы до создания общих служб, обеспечивающих жизнедеятельность Академгородка, все соответствующие штатные единицы были получены и обеспечивались нашим институтом. В целом ряде случаев институт, будучи достаточно богатым за счет выполнения огромных объемов хоздоговорных работ, неоднократно вкладывал свои деньги в строительство Академгородка. Дело в том, что те или иные объемы строительно-монтажных работ возникали неожиданно, или не были обеспечены проектной документацией, или она иногда не покрывала всех необходимых затрат. Так, например, в проектной документации не предусматривалась дорога от Академгородка до его водозабора длиной несколько километров или при строительстве одного из корпусов Института оптики атмосферы в проекте не учтен плавучий грунт. Все это требовало значительных дополнительных затрат, которые брал на себя институт и которые, вполне понятно, институту потом не были компенсированы, да он и не требовал этого.