С развитием науки Россия станет богаче

В дни, когда отмечался 400-летний юбилей Томска, в городе побывал вице-президент РАН академик Геннадий МЕСЯЦ. Геннадий Андреевич не устраивал пресс-конференций, но в Академгородке состоялась его беседа с журналистами о городе Томске и состоянии науки в России. Предлагаем вашему вниманию фрагменты этой беседы.

- Геннадий Андреевич, что вы можете сказать о роли научно-вузовского Томска?

- Когда меня спрашивают о Томске, я люблю начинать ответ с того, что Томск на сотню лет старше Петербурга... Вне всякого сомнения, Томск сыграл колоссальную роль в развитии и изучении Сибири, ее науки и образования. Благодаря Томску в Сибири появились многие институты, а вышедшие из томских вузов специалисты создали массу ценных технологий. Нужно сказать, что и академическая наука в Сибири многим обязана томской высшей школе. Основные работы в ТНЦ вели и ведут выпускники томских вузов. Поэтому я очень высоко оцениваю роль Томска и считаю, что у него хорошие перспективы. К примеру, здесь нет, в отличие от многих других регионов, такой непростой проблемы, как интеграция науки и высшей школы. Могу сказать, что я и сам в некотором роде "продукт" такой интеграции. Учился в Томском политехническом, работал в НИИ ядерной физики, потом в Томском филиале Академии наук, заведовал кафедрой в госуниверситете, да и свои основные работы выполнил в Томске. У меня были очень хорошие условия для научной работы. Судите хотя бы по тому, что я приехал из Кузбасса мальчишкой, абитуриентом, а уехал академиком. Удалось создать в Академгородке хороший институт - сильноточной электроники, - который стал институтом мирового уровня. И женился я в Томске, и сын здесь родился. Все это дорогого стоит, можно сказать, что моя "первооснова" - в замечательном городе Томске. Приятно, что здесь и внимание местных властей к развитию науки и вузов большое, и президиум СО РАН хорошо относится к Томску. Потому что в этом старинном сибирском городе очень высокий уровень научных исследований, и это совершенно никакая не провинция. Качество работ, по сути, то же, что и в Москве, - исследования ведутся на мировом уровне. И нас радует, что в Томске это понимают и ценят. Город, несомненно, заслужил того, чтобы его 400-летие широко отмечалось. Роль Томска совершенно уникальна, и не только в Сибири, а и во всей России. Томские выпускники работают всюду. Я это особенно ощущаю как председатель Томского землячества в Москве.

- Какие задачи стоят перед землячеством?

- Задачи важные и благородные. В собраниях и заседаниях участвует много томских выпускников, в том числе авторитетные и влиятельные люди. Часто приезжают и выступают губернатор и его заместители. Мы регулярно собираемся, работаем с сенаторами и депутатами, решаем многие вопросы из тех, которые можно решить только в столице, ищем и находим спонсоров для культурных программ. Считаю, что работа землячества очень полезна для Томской области.

- Каким вы нашли Томск сегодня?

- Несмотря на то, что бываю здесь довольно часто, был приятно поражен тем, как за короткое время похорошел город. Он очень красив, видно, что много сил и средств вложено в благоустройство.

- Для томичей крайне важна политика государства в отношении науки. Меняется ли она к лучшему?

- К сожалению, если говорить о работе новых Государственной Думы и Правительства России - то не меняется. Ярким примером стало недавнее обсуждение в Думе полутора сотен поправок к закону о льготах, когда совершенно неожиданно возникли поправки в закон о науке и научно-технической политике. Предлагавшиеся поправки сильно ущемляют науку, но, тем не менее, были приняты правительством и направлены в Думу. При этом государственных вузов хотели лишить права заниматься коммерческой деятельностью. В таком случае профессор, к примеру, не сможет получать никаких добавок к своей невеликой сегодняшней зарплате. К сожалению, прошло через Думу положение, по которому субъекты Федерации исключаются из процесса финансирования науки. Академии наук удалось снять многие из ущемляющих науку и вузы поправок, но далеко не все, предстоит еще большая борьба. Самое непонятное в том, что все говорили о льготах, монетизации, но почти никто не говорил о целом блоке таких поправок, где шла, например, речь о лишении привилегий академических библиотек, установлении очень жестких критериев для наукоградов. Научные учреждения пытаются лишить права прямого получения денег за сдаваемые в аренду помещения, а эти средства в условиях нынешнего скудного финансирования крайне необходимы. Или еще пример. Через правительство и Думу в первом чтении прошло положение - все госучреждения, имеющие сейчас землю в бессрочном пользовании, должны будут платить налог на землю. Если это положение будет закреплено, то в ближайшем будущем Академгородки как таковые исчезнут, потому что нужных денег не найдется. Уровень финансирования науки остается крайне низким.

- Геннадий Андреевич, а как обстоят дела с инновационной деятельностью?

- Правительство уделяет ей большее внимание. Однако нужно иметь в виду, что если последует запрет на коммерческую деятельность для вузов и научных учреждений, то это станет запретом и на инновационную деятельность (хоздоговорные работы - это, по сути, и есть те самые инновации, о которых сейчас так много говорят). Либо руководителям придется в таком случае выделять группу ведущих специалистов в малое предприятие. Но в таком случае мы не сможем эффективно развивать фундаментальную науку, а в итоге не появится ни технических новинок, ни инноваций, ни современнейших производств, приборов и лекарств. У нас финансирование одного научного работника в Академии (все расходы) составляет примерно две тысячи долларов в год, в то время как в Европе и США - 150 - 200 тысяч долларов. В этой огромной разнице и кроются почти все наши проблемы. К великому сожалению, радикального изменения к лучшему не происходит.

- Чем это объясняется?

- Думаю тем, что те люди, которые занимались этими вопросами в прежнем правительстве, остались и в новом.

- А какова в этом вопросе позиция Президента?

- Она хорошо известна. Владимир Владимирович подписал Концепцию развития науки в России до 2010 года, принятую в марте 2002 года на заседании Госсовета. Концепция нас обнадежила, многие ее положения действуют, и в частности те, что касаются бюджета. Но мы очень опасаемся, что достигнутое увеличение бюджета будет сведено на нет усилиями Думы и правительства за счет вводимых налогов. Так, с 2006 года вступят в силу поправки к Бюджетному кодексу, согласно которым будет изыматься налог на движимое и недвижимое научное имущество. Если это произойдет, то станет огромным ударом. Мало того, что сейчас мы в основном приобретаем современное оборудование за счет внебюджетной деятельности, так с 2006 года, купив новый прибор, должны будем еще и платить налог на тех же условиях, что и производственные компании. Добавьте к этому таможенные сборы. Между тем, во всем мире финансируемым из бюджета организациям предоставляются большие налоговые привилегии. К великому сожалению, практически все, чего нам удалось достичь в 96-м году благодаря принятию закона о науке и научно-технической политике, подвергается сейчас ревизии. Существует огромное расхождение между решениями Президентского совета и самого Президента о науке и инновациях и теми законами, которые принимает Дума по рекомендации правительства.

- Есть ли у Академии наук какие-то возможности для воздействия на Думу?

- Да, есть межфракционное научное объединение, а также Совет по науке при Комитете по науке и образовании, где я являюсь председателем. Так что влияние в Думе имеется, и многое удалось исправить. Будем надеяться, что в Государственной Думе все же есть здравомыслящие люди, да и Совет Федерации встанет на защиту российской науки. А иначе бесполезно рассчитывать на увеличение в будущем государственного бюджета. Без высокого уровня научных исследований не будет никаких инноваций, а значит, и никакого промышленного подъема. Вот почему так важна работа с депутатами и сенаторами на местах.

- Ваше мнение о нынешнем дне Томского научного центра СО РАН?

- В Томске выполняются очень хорошие фундаментальные и прикладные работы, проводятся конференции международного уровня. Я внимательно слежу за тем, что происходит в ТНЦ, и должен сказать, что в сравнении со многими научным центрами, которые я знаю, Томский находится в хорошем состоянии по уровню научных исследований, их международному авторитету, оснащенности оборудованием, финансированию, количеству имеющихся разработок и заказов. Считаю, что так происходит во многом благодаря очень авторитетным руководителям. Это и академик Зуев, который приложил колоссальные усилия для создания и развития научного центра и всего Академгородка, и академик Бугаев, директор ИСЭ, и сейчас - академик Коровин, член Президиума СО РАН и Совета по науке при Комитете Российской Госдумы. Считаю, что Томск, с его мощной научно-вузовской базой, профессорами и студентами, понимающими властями и массой хороших разработок, может стать прекрасным полигоном в реализации новых идей по развитию науки и инновационной деятельности.

- А какие перспективы для развития науки в Сибири в целом?

- Как и во всей стране, они во многом зависят от экономики. От того, появится ли внутренний спрос на научные результаты, будет ли стратегическое, а не только прагматическое отношение к науке, понимание того, что наука - это такая сфера деятельности, где не нужно ждать "коротких" денег. Ведь между многими великими научными открытиями, того же Майкла Фарадея, и их практическим применением существует большая временная дистанция. Поэтому-то во всем мире науку финансирует по преимуществу государство. Всегда так было, в России - с Петра Первого. Нужно чтобы страна обладала определенным интеллектом, чтобы в ней работали люди, которые готовят хороших специалистов и выполняют крупные работы на мировом уровне, а самое главное, могут понять и объяснить, что в мире происходит. Скажу, что по ряду причин ситуация в Сибири лучше, чем в целом по стране. Потому что здесь больше единства в понимании проблем, различные структуры ближе друг к другу, к местным властям и ресурсам. Местные власти в Новосибирске, Томске и Красноярске активно поддерживают науку. То же делает и руководство Сибирского федерального округа. Жаль, что в целом по стране поддержка науки сейчас явно недостаточная. Поэтому Академия наук России активно работает в правительстве, Думе и президентских структурах, представляет массу необходимых документов, борется за увеличение бюджета РАН и всей России. А будет страна богаче, улучшится ситуация и с наукой.

Подготовила Дарья Матвеева.
Наука в Сибири, № 35 (сентябрь 2004 г.)