Молодой человек в науке

ЕГО можно назвать человеком, который не привык терять время даром. В 30 лет Геннадий Андреевич Месяц защитил докторскую диссертацию на тему "Исследование по генерированию мощных наносекундных импульсов". 1 наносекунда - время, в течение которого луч света преодолевает расстояние в 30 сантиметров. Воображение отказывается представить такое немыслимо короткое мгновение. "Между тем наносекунда - это как раз та "рабочая" единица времени, которой ученый оперирует в своих теоретических расчетах и экспериментах. Не очень удивительно, что человек, занимающийся физикой быстропротекающих процессов, в сравнении с которыми колебание часовой стрелки длится целую вечность, сам не любит терять время даром.

Еще с тех пор, как Геннадий Месяц пришел первокурсником в политехнический институт в Томске, он позабыл, что такое праздный день. Сказать по привычке, что будущий профессор с осьмнадцати лет раз и навсегда с головой ушел в науку, , отстранившись от мирских дел, было бы неправдой. Почти - все свободное время Месяц отдавал общественной работе в комсомоле. Сначала в институтском бюро, а потом и во всех остальных комсомольских органах, куда его избирали. И ныне Геннадий Андреевич Месяц "един во многих лицах". Профессор, заместитель директора по научной работе академического научно-исследовательского института, член бюро ЦК ВЛКСМ, председатель совета молодых ученых при Центральном Комитете комсомола.

В старинном особняке на улице Герцена в Томске, где расположены лаборатории Института оптики атмосферы Сибирского отделения АН СССР, наш корреспондент встретился с лауреатом премии Ленинского комсомола профессором Г.А. Месяцем. Ученый охотно согласился дать интервью газете "Кузбасс", читателем которой он был в годы своей юности, прошедшей в Белове.

"Молодой человек в науке" - так коротко можно обозначить стержень, вокруг которого строилась беседа.

Геннадий Андреевич, каковы были обстоятельства вашего прихода в науку? Что вы полагаете, больше всего повлияло на выбор?

Как и большинство сокурсников, я готовился к тому, чтобы стать инженером. Решающую роль в дальнейшей судьбе сыграла дипломная работа. Дело в том, что на старших курсах я увлекся исследовательской работой на кафедре высоких напряжений Томского политехнического института. Мы занимались импульсной электроникой больших мощностей. Несмотря на мою неопытность, профессор Григорий Абрамович Воробьев, под началом которого я был, одобрял самостоятельный подход к исследованию. Работа с ним оказалась увлекательной он поощрял раннее самоопределение, выбор научной тематики, изучение которой имеет дальнюю перспективу.

Итак, вы стали экспериментатором. Каков был ваш образ мыслей при выборе этого решения привлекала ли нехоженность пути, на который вы ступили, или вы думали, что выбранная специализация позволит реализовать ваш творческий потенциал? Вообще, насколько целеустремленно вы тогда действовали?

Я думаю, что обычно начинающего исследователя "в равной степени привлекает и то, и другое. Со временем первоначальные мотивы претерпевают изменения в сторону того, что отношение к работе становится более профессиональным. Еще во время под готовки к защите диплома мне довелось беседовать со многими видными специалистами из смежных областей физики. Все они подчеркивали неизученность проблемы, которой я пытался заняться. Импульсная электроника больших мощностей только нарождалась. Это было время, когда .в научном обиходе еще не было слова "лазер". Профессор Ланге, с которым я познакомился, оказался очень любезным человеком. Он предоставил мне публикации по интересовавшей меня проблеме, первые из которых были датированы. 1917 годом. Каково же было мое удивление, когда под одной из ранних статей я прочел подпись Герца, того самого, что открыл электромагнитные волны! Ланге одобрил тему исследований и пожелал удачи.

Некоторые ученые называют главным двигателем в работе обычное любопытство, познавательный интерес, другие выдвигают на первое место практическую либо научную ценность исследования. Насколько эти мотивы каждый сам по себе поясняют психологию научного творчества?

Думаю, что мотивы всегда очень индивидуальны. Те, что вы привели, относятся к числу главных. Чаще всего исследователей условно делят на два типа фундаменталистов - классиков и романтиков. Первые всю жизнь посвящают разработке одной более или менее крупной проблемы, у них на первом месте теоретические вопросы. Они "копают" настолько глубоко, что после них в данной области другим, как говорится, уже нечего делать. Меня, пожалуй, можно отнести скорее к "романтическому" типу. Ученые этого типа, как правило, имеют интересы, в разных областях, принимаются за ту проблему, которая в данный момент наиболее актуальна и больше всего их заинтересовала. Особенно много работы для исследователей такого склада возникает на стыках наук. Если появляется практическая возможность применить свои методы в области, которая для тебя является новой, отчего же не попытаться До сих пор в нашей лаборатории поступали именно так Образно говоря мы имеем балалайку и играем на при на разных свадьбах Наша "балалайка" - импульсная электроника больших мощностей.

Молодые сотрудники больших, многонаселенных научно-исследовательских институтов иногда высказывают разочарование тем, что им приходится заниматься частными задачами которые в значительной степени исключают индивидуальное творчество Связано ли это с тем что наука cталa индустрией? Вообще померк ли ореол науки в связи с тем, что она все более становится непосредственной производительной силой?

Конечно, в отраслевых НИИ, выполняющих непосредственно заказы промышленности, характер работы научного сотрудника иной чем в академических институтах. Частое противоречие между сиюминутными задачами и творческими устремлениями молодых сотрудников порождено самой спецификой сугубо прикладных исследований. Но в любом случае надо изыскивать возможность для творчества, не замыкаться на задачах-однодневках. Для ищущего, настойчивого человека путь этот не заказан. Правда многое еще зависит от того, какие традиции сложились в НИИ, насколько поощряется поиск нового, какие критерии ценности работника там приняты. Не всегда надо утилитарно подходить к оценке работы молодых сотрудников нужен индивидуальный подход к творческим потенциальным возможностям каждого. Этого как раз подчас нет. Плохо, что молодые выпускники вузов не задерживаются в научно-исследовательских службах больших предприятий. А жаль, ведь там большое поле деятельности для них теперь, в период ускорения научно-технического прогресса. К тому же и база для исследований в промышленности более солидная чем, например, в вузах и некоторых НИИ.

Померк ли ореол науки? Я думаю, просто изменились условия и характер самого научного творчества. Наука стала коллективной, появилось разделение труда, в том числе и в сфере "чистой науки".

В этой связи не возрастает ли в науке значение таких моральных ценностей, как коллективизм? Вообще, как обстоит дело с нравственной стороной сотрудничества людей в больших научных сообществах?

Все отношения в нынешней науке по необходимости построены на обмене идеями. Очень, важна коллективистская атмосфера в группе исследователей, которая работает над обшей задачей Если нет взаимопонимания и отношения ненормальны, то коллектив попросту рассыпается и отдача мизерна. В то же время развитие науки немыслимо без соперничества, здоровой конкуренции.

Получается, что нравственная сторона взаимоотношений в науке довольно тонкая вещь. Можно подчеркнуть одну закономерность приемлемы разные типы темпераментов, терпимы недостатки характеров, но действительно нежелателен в научном коллективе человек, не требовательный к себе и своей работе.

Что бы вы посоветовали первокурснику вуза, чтобы oн имел реалистическое представление о своей будущей работе исследователя?

Начну с того известного правила, что хороший ученый - не обязательно, бывший отличник. Не поймите меня превратно. Будущему ученому, в частности физику, нужны не просто пятерки в зачетке, а фундаментальные знания в важнейших дисциплинах, таких, например, как высшая математика, физика. Без этого не сделаешь и шагу. Но не менее важно выработать в себе самостоятельность взглядов, способность синтезировать новое. Студент, желающий посвятить себя науке везде должен докапываться до сути предмета. Нужно быть готовым к тому, что жизнь в науке требует огромной работоспособности, подчас она драматически трудна. Она постоянно требует критического отношения к себе, переоценки собственных взглядов. Многие ученые, которых я знаю, и вне работы не прекращают размышлять над задачей, которую пытаются решить. Это всегда связано с отказом от некоторых "прелестей жизни", ведет к осложнениям в семейной жизни и т. д. Вероятно, это неизбежная цена, которую приходится платить, - наука деспотична. Будущий исследователь наперед должен знать, что в науке существует только одно правило: "Если хочешь решить задачу, решай .ее, чего бы тебе это ни стоило".

Академик Лаврентьев в одном из своих выступлений обосновывал целесообразность раннего распознавания у детей наклонностей к определенным наукам с тем, чтобы обучение в школе шло как бы по разным профилям. Он назвал это "штучным подходом". Что вы об этом думаете?

Мне повезло с учителями. В беловской школе №80 физику нам преподавал замечательный педагог Александр Николаевич Жуков. В 76-й школе, где продолжал учебу, интерес к точным наукам укрепили во мне учитель физики Иван Петрович Чушкин и математик Вороничев. У Вороничева, любившего свой предмет, было правилом задавать нам всякий головоломные задачки на сообразительность. Он воистину учил нас мыслить математически логично. Помню, в кружке у него я делал доклад о геометрии Лобачевского. Между прочим, увлечения у нас в школе были самые разные. Не меньше математики и физики мы увлекались географией. Одно время я был даже председателем беловского отделения краеведческого общества "Кузбасс". Я говорю обо всем этом для того, чтобы подчеркнуть, что. на мой взгляд, в школе полезно воспитывать разные познавательные интересы, широту кругозора.

Мне кажется перспективным и "штучный подход" о котором говорит академик Лаврентьев Отбор одаренных учащихся для специальных школ физико-математического профиля создает хороший резерв для пополнения науки. Но иногда путают методы "штучного подхода" и задачи повышения уровня общеобразовательной подготовки в обычных школах Действительно, не менее важной потребностью является повсеместное повышение уровня преподавания в школе к том числе и точных наук. Надо приблизить школу к требованиям современного этапа научно-технической революции. Настало время преодолеть разрыв между традиционным характером школьных программ и опережающим их развитием современной науки. Есть необходимость в коренном улучшении профессиональной ориентации учеников. Молодые вожатые из НИИ, вузовских кафедр, конструкторских бюро, заводов - вот кого в ближайшее время комсомол направит в школьные классы.

Вел интервью БАДОВ В.
Спец. Корр. "Кузбасса", 22 февраля 1972 г.