Надоели бесконечные эксперименты правительства

Председателя президиума Томского научного центра СО РАН академика Сергея Коровина мы застали не в лучшем расположении духа. Причиной досады ученого и руководителя Академгородка стали, как выяснилось в дальнейшем разговоре, очередные поползновения Москвы "прижать" науку.

- У меня складывается впечатление, что правительство и Госдума России абсолютно оторваны от реальной жизни, - посетовал Сергей Дмитриевич. - Наверное, если бы бабушки не вышли на улицы в связи с монетизацией льгот, министры и депутаты так и считали бы, что осчастливили народ.

- Но бабушки возмущались пресловутым 122-м законом о замене льгот деньгами. При чем, Сергей Дмитриевич, здесь наука?

- При том, что такой же необдуманный, спонтанный и совершенно оторванный от "почвы" подход правительство демонстрирует и по отношению к научным учреждениям. Только-только адаптируемся к новым правилам и законам, как у очередного состава правительства возникает зуд: а как бы чего поменять, какую бы реформу придумать, чтобы эти ученые покрутились? За последнее время в печати одна за другой появились концепции реформирования системы организаций, занимающихся научной деятельностью. Правительство исходит из того, что наука якобы дает отдачу, неадекватную вложенным средствам. Значит, нужно сокращать не только финансирование, но и количество организаций, занимающихся фундаментальными и прикладными исследованиями. Как это будет происходить? Что будет дальше? Непонят-но. Кроме того, Госдума своим активным законотворчеством задает задачи, не внушающие оптимизма. Какие, например, последствия повлекут за собой поправки к Налоговому кодексу? Мне кажется, что, когда эти поправки принимались, специфика академгородков и научных центров совершенно не учитывалась. Наше замечательное правительство пытается построить некий четкий бухгалтерский алгоритм, в котором все разложено по полочкам, как в таблице умножения или в периодической системе Менделеева. Стремление похвальное, но жизнь сложнее всяких схем и таблиц. Вся эта чехарда нервирует, выбивает из нормальной колеи.

- Сергей Дмитриевич, мы беседовали с вами ровно год назад, и тогда вы утверждали, что отношение к науке изменилось в лучшую сторону, что наступила какая-то стабилизация и можно спокойно работать. И вдруг такое настроение.

- А каким оно может быть, если идут бесконечные преобразования? У большинства институтов в середине прошлого года закончился срок аккредитации. Все документы были вовремя отправлены в Министерство образования. И вдруг узнаем, что аккредитации не будет. Почему? С какой стати? Оказывается, министерство приняло решение об отмене аккредитации. А от налога на имущество освобождаются только те научные учреждения, которые прошли аккредитацию. Так на голом месте возникла серьезная проблема. Я присутствовал при телефонном разговоре, когда вице-президент РАН академик Геннадий Месяц звонил в министе­рство и объяснял, в чем суть проблемы. Председатели региональных отделений: подготовили письмо, в котором говорится, что вопрос об аккредитации научных учреждений находится в стадии решения, его подписал президент РАН Юрий Осипов. Это несколько ослабило давление на нас со стороны налоговых органов, но надолго ли?

- Тем не менее Академгородок живет, работает, получает новые интересные результаты. Чем можете похвастаться в преддверии Дня науки Сергей Дмитриевич?

- Доктор физико-математических наук из Института сильноточной электроники Владислав Ростов стал лауреатом Государственной премии РФ за исследования в области релятивистской высокочастотной электроники. Это высокая оценка долгой и кропотливой работы, начатой еще в 70-е годы несколькими академическими институтами и универ-ситетами России и имеющей очень важное практическое значение для государства Владислав Владимирович предложил красивое решение нескольких фундаментальных задач в области физики взаимодействия пучков заряженных частиц с электромагнитными волнами. Премию получила группа из восьми ученых из разных городов: Нижнего Новropoда, Екатеринбурга, Москвы, в том числе и наш томский исследователь. Это пример мощной кооперации внутри Академии: коллективные усилия помогают добиваться отличных результатов. Блестящие успехи опять продемонстрировал академик РАН, признанный лидер в области мощной импульсной энергетики Борис Ковальчук. Борис Михайлович - из тех удивительных людей, которые часами сидят за осциллографом, крутят гайки, экспериментируют и одновременно генерируют идеи, ставят актуальные задачи и находят к ним решение. Приведу пример. Во Франции сейчас реализуется проект, связанный с проведением эксперимента по инерциальному термоядерному синтезу. Он связан с исполь-зованием мощного лазерного излучения, для которого нужен сложный комплекс: по-мещение длиной 360 метров, шириной 150 метров; никаких колебаний, микронная точность...  Реализация проекта требует решения множества задач. Одна из них - из области, мощной импульсной энергетики. Для ее решения был объявлен международный конкурс, в котором участвовали французские, американские, английские и российские (томские) ученые. Вариант, предложенный Борисом Михайловичем Ковальчуком, оказался самым простым, дешевым и изящным. Я видел, как светились от радости и восхищения глаза французов, когда мы с Борисом Михайловичем были во Франции в конце прошлого года. Мы гордимся результатами, которых добиваются наши молодые ученые. В лаборатории доктора физико-математических наук ИСЭ Николая Ратахина работает перспективный сотрудник Александр Шишлов. Выпускник нашей академгородковской школы и Томского госуниверситета, Александр руководит группой, которая занимается исследованиями, связанными с лайерной проблемой. Группа имеет научные контакты с американцами, французами и получает результаты, которые признаются во всем мире.

Александр Батраков вместе с коллегами успешно занимается изучением взрывной эмиссии электронов. У ребят хорошие наработки по теме, интересные идеи. К сожалению, у нас нет полного комплекта оборудования, но зато существуют хорошие связи с другими институтами в России и за рубежом. Наша идея и немецкий прибор в совместном эксперименте - это нормальный пример научной интеграции. Саша Батраков со своими коллегами отрабатывали идеи в Германии, и получены очень серьезные результаты.

- А вы не боитесь, что молодые и перспективные навсегда осядут за границей?

- Нет, не боюсь. Коллективы институтов Академгородка сложились в 70-е годы и без особых потерь прошли через все потрясения последнего времени. Массового оттока за границу не было, хотя предложений поступало много. Я думаю, причина в том, что у нас достаточно динамично развивается тематика исследований, у людей есть перспективы научного роста. Только за прошлый год десять человек защитили докторские диссертации, 27 - кандидатские. Условия для работы тоже неплохие. Не возбраняются, а наоборот, поощряются деловые контакты с иностранными коллегами, можно выезжать в длительные зарубежные командировки, принимать участие в совместных проектах, в международных симпозиумах и конференциях. У нас тоже проводятся солидные научные форумы с участием зарубежных коллег. Мы постоянно обновляем парк оборудования. Времена, когда можно было сделать научное открытие с помощью консервной банки, прошли: для современных исследований нужны дорогостоящие приборы. В Академии наук принята специальная программа по модернизации оборудования, ежегодно мы получаем новые приборы на сумму более 500 тысяч долларов. Особых оснований для того, чтобы уезжать за границу, у нашей молодежи нет. Если, конечно, правительство со своими шараханьями совсем не угробит науку.

- Сергей, Дмитриевич, вы говорите, что правительство недооценивает значение фундаментальной науки, что своими спонтанными экспериментами оно может сделать Россию сырьевым придатком развитых стран. Но мне кажется, что и в общественном сознании нет адекватного понимания значения большой науки. Народ почему-то считает, что все технические блага сваливаются на него сами собой, без всяких предварительных открытий, исследований и опытов. Я, конечно, утрирую, но на ученых-теоретиков иногда посматривают как на странных людей, занимающихся непонятно чем. Вас это не обижает?

- Это очень досадно. Тем более в таком интеллектуальном городе, как Томск. Меня как-то изумила передача по местному телевидению, в которой показывали явление полтергейста и одновременно проводили интерактивный опрос зрителей: должна ли фундаментальная наука заниматься изучением таких явлений? Итог опроса меня потряс: не просто должна, а в первую очередь как раз этим и должна заниматься. Я понимаю, что есть люди, для которых изучение этого <явления> представляет интерес. Но мне трудно даже представить, как серьезные ученые из Института оптики атмосферы, или Института сильноточной электроники, или Института физики прочности и материаловедения, или любого другого из наших подразделений, занимающихся сложнейшими проблемами, бросят свои исследования и займутся полтергейстом.

- Простим обывателю его наивность и одновременно выразим надежду на то, что правительство не доведет научные учреждения до плачевного состоя­ния. Сегодня, Сергей Дмитриевич, День науки. Что пожелаете своим коллегам?

- Оптимизма. Творческих и научных успехов. Счастья.

Татьяна Винарская
"Томский вестник",
08.02.2005