Томские академические институты адаптируются к рынку

Сергей Коровин - председатель президиума Томского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук, директор Института сильноточной электроники, доктор физико-математических наук, академик РАН. В 75-м году окончил физфак Новосибирского государственного университета и по приглашению академика Геннадия Месяца приехал в Томск. В 81-м защитил кандидатскую диссертацию, в 91-м -докторскую. Работы Сергея Дмитриевича получили широкое признание в стране и за рубежом. В 80-м году он стал лауреатом премии Ленинского комсомола, в 98-м - Госпремии РФ. Под его руководством разработан ряд сильноточных электронных ускорителей с рекордными параметрами, в частности, СИНУС-7, включенный в список уникальных исследовательских установок России. В 2002 году Сергей Коровин избран председателем президиума ТНЦ СО РАН.

- Сергей Дмитриевич, в преддверии Дня науки логично поинтересоваться, с какими успехами встречает ТНЦ свой праздник?

- Для объективности давайте посмотрим, как оценивают деятельность наших ученых внешние структуры, например, Академия наук или руководство области. Вот, скажем, академик РАН, заведующий отделом в Институте сильноточной электроники Борис Михайлович Ковальчук стал победителем в конкурсе "ЮКОСа" и областной администрации "Человек года". У него были очень достойные соперники, но звание "Ученый года" присвоено именно Борису Михайловичу. И абсолютно заслуженно. Это уникальный ученый, он лауреат двух государственных премий - СССР и России, лауреат престижной международной премии в области науки. Ковальчук начинал работать в группе академика Геннадия Андреевича Месяца, стоял у истоков нового научного направления - физики и техники генерирования мощных электрических импульсов. Почти ко всему сделанному им за время научной деятельности можно добавлять слово "первый": отечественный наносекундный сильноточный ускоритель электронов, сверхмощные газовые лазеры, импульсный генератор с индуктивным накопителем энергии и плазменным прерывателем тока. Среди выполненных им проектов - мультитераваттный импульсный генератор ГИТ-16, включенный в перечень уникальных исследовательских установок России. Помимо того, что у Бориса Михайловича светлая голова, у него и прекрасные руки: он может встать за станок и выточить любую деталь для эксперимента. Причем и он, и сотрудники его отдела прекрасно адаптированы к усло-виям рынка, участвуют в нескольких международных программах, постоянно выигрывают гранты, привлекая таким образом дополнительные средства для проведения исследований. Еще двое наших ученых - Эдуард Соснин и Александр Шишлов - стали победителями конкурса РАН и получили медали. Алексей Панин, старший научный сотрудник Института физики прочности и материаловедения, стал лауреатом премии Государственной думы Томской области. Так что на недостаток внимания к заслугам наших ученых мы не можем пожаловаться.

- А на недостаток финансирования? Как, например, вас профинансировали в прошлом году?

- Итоги 2003 года еще окончательно не подведены, но известно, что общее финансирование академической науки в учреждениях Томского научного центра выросло приблизительно на 30 процентов. В общее финансирование входят и те средства, кото-рые мы получили из бюджета, и те, что заработали сами.

- 30 процентов - это ведь хорошо?

- Я могу сказать, что ситуация сегодня не такая бесконечно плохая, какой была еще несколько лет назад. Проблем много, но уровень бюджетного финансирования постепенно растет. Хотя, к сожалению, правительство пока не хочет или не может выпол-нить обязательство, взятое на себя в соответствии с законом о науке: вместо обещанных четырех процентов расходной части бюджета на науку фактически выделяется меньше двух процентов. А без бюджетного финансирования фундаментальная наука не может развиваться. Это общеизвестно.

- Но вы же говорили, что значительную часть средств зарабатываете сами. Может быть, и не стоит полагаться на бюджет?

- У нас действительно есть возможность зарабатывать дополнительно. Существует множество международных конкурсов, мы в них участвуем, получаем гранты. Но ситуация складывается таким образом, что некоторые отделы работают уже на пределе физических возможностей. Количество необходимых исследований столь велико, что не хватает 12-14 часов ежедневной работы, а сутки ведь не растянешь до бесконечности. Вот тот же Борис Михайлович Ковальчук домой уходит только ночевать, а все остальное время проводит в институте - и в выходные, и в праздники. Но есть же граница чело-веческой выносливости. Да и не каждый ученый способен к такому способу зарабатывания: в оформлении грантов масса бюрократических закорючек, бумажек, отчетов - одни в этой "кухне" как рыба в воде, другие теряются. Мы сейчас создаем специальные отделы, которые возьмут на себя оформление официальных бумаг по грантам и конкурсам.

- Сергей Дмитриевич, еще несколько лет назад наблюдался отток российских "мозгов" за границу. Удалось приостановить этот процесс?

- Да, существовал бум с "утечкой мозгов". Сейчас в академической науке этот процесс стабилизировался. Если из хороших образовательных учебных заведений отъезд выпускников продолжается, то у нас он почти прекратился. Видимо, все, кто хотел уехать, уехали. Кто-то из них устроился в престижную фирму, имеет очень приличную зарплату и радуется, что получил прекрасное образование в Томске. Кто-то жалуется на то, что никак не может адаптироваться . А кто-то возвращается, говоря, что здесь лучше. Люди поняли, что в России тоже появляется некая забота государства о науке, а значит, реальная возможность достойно жить. Кстати, из нашего научного центра особого оттока людей не было. Я думаю, прежде всего это связано с тем, что у сибиряков несколько иной менталитет, чем у россиян, живущих в европейской части страны. С другой стороны, как это ни парадоксально, сибирские академические институты в силу своей молодости оказались более подготовленными к переменам и легче вошли в рынок.

- Вы чувствуете интерес к разработкам ТНЦ в России?

- Был период, примерно до 2001-2002 года, когда наши разработки были не очень востребованы. Сейчас ситуация меняется. Институт сильноточной электроники налаживает отношения с Минатомом, Институт физики прочности и материаловедения нашел общие интересы с Министерством путей сообщения, Институт химии нефти более тесно стал сотрудничать с нефтедобывающими компаниями. Идет встречное движение науки и практики друг к другу. Это должно принести нам дополнительные средства.

- А что за реорганизация произошла в Институте оптического мониторинга?

- Его укрупнили за счет Томского филиала Красноярского института леса и, соответственно, переименовали. Теперь он называется Институт климатических и экологических систем и занимается более широким спектром научных исследований. Возглавляет его по-прежнему член-корреспондент РАН Михаил Всеволодович Кабанов.

-Совсем недавно, Сергей Дмитриевич, вы вернулись из Лондона. Привезли очередной деловой контракт?

- Ездил я на конференцию, где, естественно, провел переговоры с потенциальными деловыми партнерами. Британцы заинтересовались некоторыми нашими разработками и в марте приедут сюда для более детального обсуждения сотрудничества. Международные конференции, которые посещают наши ученые, - хороший канал для налаживания деловых связей. Мы успешно сотрудничаем с США, Францией, Великобританией и многими другими странами, и эти связи активно развиваются. В последнее время к нашим исследованиям в области электронных пучков стали проявлять интерес японцы.

- Во многих регионах ученые жалуются, что местная власть не обращает на них никакого внимания, что они чувствуют себя лишними, ненужными. А как складываются взаимоотношения ТНЦ с областной властью?

-Томская область в этом смысле приятно отличается от других. Лишними и ненужными мы себя не чувствуем. Работаем в постоянном контакте с вице-губернатором Владиславом Зинченко, губернатор тоже всегда в курсе дел ТНЦ. А Государственная дума Томской области с подачи наших депутатов Владимира Пономаренко и Владимира Дурнева своим решением вернула нам льготу на налог на имущество. Правда, послабление мы получили всего на год, дальше все зависит от решения на правительственном уровне и на уровне Госдумы России.

- Молодые ученые и ветераны науки. Обе эти категории нуждаются в поддержке. Как вы им помогаете?

- Проблема ветеранов в ТНЦ возникнет, я думаю, лет через десять: институты-то у нас молодые, основаны в начале-середине семидесятых. Поэтому если и есть люди, которые достигли солидного возраста, то их немного. Они работают советниками, консультантами, мы стараемся привлекать их к сотрудничеству. Для них работа - лучшая социальная мотивация к активной жизни. Ну а молодежи, которая сейчас активно пополняет наш коллектив, стараемся создавать хорошие условия для интересной работы и жизни, достойной оплаты труда. В СО РАН есть специальная программа поддержки молодых ученых, в частности, в ней предусмотрены целевые средства на строительство жилья. Институты помогают ребятам покупать квартиры, рассчитываться по кредитам, оплачивать аренду жилья. Подход в каждом случае индивидуальный: учитывается, насколько данный молодой сотрудник нужен институту, каковы его научные потенции. -

Какова судьба вашего долгостроя - нового жилого дома для сотрудников?

- Надеюсь, что в ближайшее время завершим строительство.

- Судя по вашему тону, настроены вы, Сергей Дмитриевич, достаточно оптимистично.

 -А я вообще оптимист по натуре. Тем более в последнее время наметилась тенденция к стабилизации и развитию науки. Разве это плохо?

Кстати. Томский научный центр (или Академгородок) - это пять академических институтов и обслуживающие их предприятия. Общая численность работающих около 2000 человек. Из них более 700 - научные сотрудники, в том числе 3 академика РАН, 3 члена-корреспондента РАН, 114 докторов и 363 кандидата наук. Проходят подготовку 174 аспиранта. Комплекс производственных площадей составляет 165 тысяч квадратных метров. Благоустроенный жилой микрорайон расположен на территории в 200 гектаров. Общая площадь жилья - 130 тысяч квадратных метров, число проживающих - шесть тысяч человек. В инфраструктуру Академгородка входят два детских комбината, поликлиника, Дом ученых, конгресс-центр "Рубин", комбинат коммунальных предприятий и другие подразделения.

Татьяна Винарская
"Томский вестник" N22 (3121),
3 февраля 2004